Найджел Даннет

Два профессионала – специалист по истории садово-паркового искусства Варвара Байрамова и дизайнер и искусствовед Мария Рогулёва – поговорили с английским гуру природных посадок – Найджелом Даннетом. Разговор был интересным уже потому, что Найджел – образец совершенно иной культуры, иного подхода во всем, даже с точки зрения климата. Само по себе интервью, безусловно, интересно, так как чуть-чуть приоткрывает взгляд на вещи, распространённый, или лучше сказать – модный сейчас в Европе. Но еще более интересно обсудить это в кулуарах и понять, что мог и хотел сказать герой, что нового для себя вынесли интервьюеры и как это можно применить на практике среди родных осин.

М.Р. – Мария Рогулёва

В.Б. – Варвара Байрамова

В.Б.: Вне всяких сомнений -  интервью дает возможность понаблюдать за человеком, спонтанно задавать вопросы, перескакивать с темы на тему или возвращаться к уже заданным вопросам, понять – какими своими мыслями и наблюдениями человек готов делиться с широкой аудиторией, а какими нет. У меня сложилось впечатление, что Найджел Даннетт был приятно удивлен нашей любознательностью, высоким профессионализмом группы, с которой работал, ну и, чего греха таить, наше радушие и гостеприимство его тоже немало поразило.

М.Р.: Это нормальное явление для иностранцев, у них по-прежнему очень высоки ожидания встретить на улицах Москвы медведей в ушанках. Люди искренне удивляются, что у нас тут есть жизнь и образование. Мы все смеемся по поводу пропаганды, но на самом деле она существует везде, в СМИ образ России подается под вполне определенным углом. Что и говорить, даже я сама когда-то была уверена, что учиться на ландшафтного дизайнера нужно ехать куда-то за рубеж. На самом деле уровень нашего образования достаточно высок – главное не растерять, повышать этот уровень. Имея хорошую базу изучить новые тренды гораздо проще, что группа и продемонстрировала.

В.Б.: В интервью Найджел так или иначе все время говорит, что его работа направлена на то, чтобы вызывать эмоциональную реакцию («…я все же пытаюсь быть больше художником, вызывать в людях эмоциональную реакцию… эмоциональное восприятие природы вышло для меня на первый план... Для меня же важно общее ощущение, впечатление, эмоциональное восприятие сада»). Но ведь ни для кого не секрет, что любая работа ландшафтного архитектора, дизайнера, просто садовника должна учитывать именно эмоциональное восприятие и сопереживание. Работа художника направлена ровно на этот же эффект. Причем совершенно не важна стилистика работ и того и другого. Единственное, что важно – эмоции, вся гамма эмоций, весь их спектр. И поэтому, когда Даннет говорит, что его творчество – это эволюция, то он имеет в виду не только линию развития от Гертруды Джекилл и Уильяма Робинсона, но и эволюцию живописи – от классической живописи к экспрессионистам и абстрактному искусству. И становится совершенно понятно, почему он изучает творчество Пауля Клее. И надо сказать, судя по его работам, очень подробно изучает. Собственно, цвет и форма – два ключевых вопроса Клее и думаю, он не случайно появляется в творчестве Даннета.

М.Р.: Цвет и форма – в принципе ключевые понятия в живописи, тем более абстрактной. И, конечно, в дизайне. Очень интересное наблюдение про параллель эволюции живописи и дизайна. Дело в том, что современный ландшафтный дизайн – часть общей картины мировой культуры, его нельзя рассматривать в отрыве от другого визуального искусства. И если, например, работы знаменитого ландшафтного дизайнера XVIII века Ланселота (Capability) Брауна были в большой степени вдохновлены пейзажами Клода Лоррена – более ранними, но очень популярными в Англии того периода, то не удивительно, что Найджел Даннет обращается к абстракции. Из ныне живущих художников Даннет упоминает Бриджет Райли, которая, как и Клее, увлекается параллелями абстрактной живописи и музыки. Я вижу у Найджела даже больше общего именно с ее работами, там есть принцип повторяющихся ритмических паттернов, который Даннет также использует при создании своих композиций. От Клее, как он сам говорит, он берет принцип цветовых нюансов – у Клее очень узнаваемый колористический строй работ, он использует близкие по тональности цвета – лиловые, серые, темно-зеленые – и среди них дает какой-то акцент, контраст – например, карминно-красный. Даннет старается применить этот принцип к дизайну посадок.

bridzhet_rayli.jpg

Бриджет Райли, Nataraja, 1993

В.Б.: Мне показалась очень интересной мысль, к которой так или иначе Найджел возвращался на протяжении всего интервью (кроме эмоций, о которых он говорил беспрестанно) – это тема сомасштабности его работ человеку. Цветочное оформление – оно же вообще для человека. Не для идеи, не для каких-то грандиозных замыслов, а именно для человека, чтобы человек смог почувствовать себя причастным к ландшафтному творению. Через запахи, прикосновения, через фотографии, наконец. Человек, не знакомый с историей ландшафтной архитектуры, посещая, например, Trentham Gardens, будет меньше всего интересоваться работой Ланселота Брауна, а вот работа Тома Стюарта-Смита, Пита Удольфа и Найджела Даннета будет ему близка, действительно близка, именно через цветочные решения, благодаря короткой дистанции, сомасштабности человеку. Это очень важный момент. Потому что ландшафтная архитектура становится более понимаемой именно через изменение масштаба восприятия, через вовлечение зрителя в процесс.

tom_styuart_smit_v_tr_g.jpg

Сад Тома-Стюарта Смита в Trentham Gardens

М.Р.: Это разные типы восприятия – чувство пространства, перспективы, масштаба – и отдельных деталей, когда включается внутренний зум и хочется погадать вот на этой конкретной ромашке. Все перечисленные дизайнеры, включая Удольфа и Даннета, работают и на том, и на другом уровне. Даже в Версале есть уединенные места, садовые комнаты, где можно поразглядывать детали. Но если смотреть на вопрос в историческом контексте – то заказчик и потребитель садового дизайна сейчас радикально другой. Если перспективы Версаля Андре Ленотр выстраивал для своего основного заказчика – короля-солнца Людовика XIV, а Ланселот Браун – для английских аристократов-землевладельцев, то основной потребитель современного садово-паркового дизайна – это рядовой городской житель, а точнее – масса жителей. Уже сам этот факт на идейном уровне диктует другой масштаб и способ восприятия, условно говоря – более демократичный. Садовые дизайнеры сделали шаг к народу. И, как говорит Даннет, именно смена живых деталей, растительное разнообразие дает это вовлечение, этот персональный масштаб. Ромашки и лютики, а не километры одинаковых стриженых форм. Интересно то, что Даннет это осмыслил и научился осознанно использовать.

Даннет в Тр Г

Сад Найджела Даннета в Trentham Gardens

В.Б.: И еще очень важный момент. Несмотря на то, что он говорит, что он художник и все его решения продиктованы именно эмоциональным художественным восприятием, пространства свои он строит со строгим правилам ландшафтного дизайна, со сменой открытых и закрытых пространств («…часто есть искушение сделать большие площади монотонных, одинаковых посадок, но это подавляет, уменьшает эмоциональный контакт со зрителем…»). То есть у него это смена, это чередование, происходит через смену цветовых пятен, которые и создают ощущения открытости и закрытости пространства.

 М.Р.: Если честно, именно классической работы со сменой пространств я не увидела у него, мне кажется, для Даннета это не приоритет. Возможно, я знаю слишком мало его проектов, но в основном они плоскостные, с повторяющимися паттернами посадочного плана, как абстракции Райли. Это не хорошо и не плохо, это его индивидуальный почерк.

В.Б.: Очень интересен его подход к решению городских пространств. Понятно, что все современные ландшафтные архитекторы говорят в один голос, и Даннет не исключение («…но я хотел бы, чтобы именно ландшафт и экологические принципы играли лидирующую роль, определяли планы застройки, а не наоборот...») о желании участвовать в новых девелоперских проектах застройки городов. Это общемировая тенденция. И очевидно, что увеличение стоимости жилья, за счет повышения качества жизни – это вопрос будущего, ближайшего будущего. Рост городов и слияние их с пригородными, зелеными зонами ставит перед ландшафтными архитекторами задачу улучшения качества жизни, даже, наверное, кардинального ее изменения. Они могут улучшить это только одним, известным им способом. Но у Найджела Даннета проявляется еще один не менее интересный и важный момент – это повышение качества жизни в уже застроенных, сформировавшихся городских конгломератах («Но я считаю, что контраст между более формальными, архитектурными элементами и природными посадками очень выигрышен – это подчеркивает свободу природного дизайна и делает архитектурные элементы менее формальными...»). Этот подход, надо сказать, оправдывает себя, потому что абсолютная бесстилевая сущность садов Найджела позволяет вписываться в любую застройку – будь то средневековый город, сталинская эклектика или классические архитектурные ансамбли. Вопрос только в продолжительности жизни подобных вещей.

dannet_bukingemskiy_dv_1.jpg

Сад Найджела Даннета к бриллиантовому юбилею правления Елизаветы II возле Букингемского дворца.

 

М.Р.: В чем Найджел совершенно прав – людей притягивают в городе островки природы в максимально первозданном виде. Я сама довольно активно участвую в жизни своего района и могу подтвердить, что вопрос сохранения природы в максимально естественном варианте, как Найджел и проповедует, действительно для людей очень важен, это входит в топ актуальных тем. В Москве люди абсолютно всегда предпочтут просто зеленый «пустырь» новому зданию. Также жители очень активно борются за то, чтобы сохранить, например, природные заказники природными, не перегружать их инфраструктурой, дорожками, кафе и т.д. Яркий во всех смыслах пример – борьба жителей с незаконно установленным «ландшафтным» освещением на Воробьевых горах – этими ужасными кислотными прожекторами. Я не знаю ни одного местного жителя, который был бы доволен этим варварским проектом, людям нужна живая природа, место, где можно восстановить нервную систему. Поэтому, я уверена, идеи Даннета имеют большое будущее для городов, особенно для наших городов с их плотностью населения.

dannet_barbikan_1.jpg

Сад Найджела Даннета в лондонском квартале Barbican.

В.Б.: Мне очень понравилось, как Найджел Даннет виртуозно ушел от ответа о рекреационной нагрузке («Я обнаружил, что люди проявляют гораздо больше интереса к природным посадкам, у них просто автоматически возникает желание подойти поближе, погрузиться, походить по цветущему лугу, полежать в траве. И это должно быть первой задачей дизайнера – дать людям возможность взаимодействия с природой…»). Но… виртуозно уйти от ответа – это, как не покажется странным, тоже значит ответить.  Он вовсе не обязан выдавать в интервью свои дизайнерские секреты, это раз. А второе – думаю, что исследования рекреационной нагрузки не проводилось, в этом не было необходимости. Пока его сады люди воспринимают как нечто подобное картине в раме – а если вы в музее, то нет никакой необходимости трогать раму, чтобы рассмотреть полотно. Вовлечение зрителя у него происходит через любование, а не через чувства осязания и обоняние.

М.Р.: Я думаю, если бы он мог назвать результаты исследований – он бы их привел. Но необходимость в них, конечно же, есть, и разнообразные истории с парком Зарядье это подтверждают – трогательно наблюдать людей в купальниках и плавках, пытающихся насладиться дикой природой болот у Красной площади, но это только подтверждает все высказанные выше тезисы о демократичности и вовлеченности. Вопрос в том, предполагали авторы это или нет.

В.Б.: Актуальна для России оказалась не только тема о том, как его посадки могут выглядеть зимой. Мне показалось, что актуальным для нас может показаться и вот что: Вообще опросы жителей дают дизайнеру очень много идей. Тема многочисленных согласований, особенно городских объектов, с обязательными общественными слушаниями может, в конечном итоге, обернуться для дизайнера-архитектора появлением новых идей…

М.Р.: Насчет согласований – вопрос сложный. Я бы сказала, что опросы жителей могут быть продуктивными на уровне формирования ТЗ – узнать, что людям нужно, чего не хватает, узнать их предпочтения и т.д. Что касается согласования проектов – безусловно, нужен общественный контроль – я сама, повторю, стараюсь участвовать в таких обсуждениях в своем районе. Но тут надо проводить грань между чисто дизайнерскими решениями и, скажем, расходованием бюджетных средств и соблюдением природоохранного законодательства. Жителей больше волнуют последние вопросы, а о чисто дизайнерских особенностях должны судить профессионалы.

Полное интервью с Найджелом Даннетом читайте тут: http://inex-magazine.ru/1297269/48/