Вольфганг фон Кемпелен 

Kempelen-charcoal

 

 

 

 

 

 

- Сколько вам лет?

- 192 месяца.

- Вы женаты?

- У меня много жен.  

В ответ на вопрос, сколько вариантов содержит шахматная партия, механический человек, сидящий за шахматным столом и сильно смахивающий на турка, показывал на единицу, а затем многократно на ноль, что символизировало бесконечность.  

Вот приблизительно такой диалог мог состояться между Екатериной II и ««шахматной махиной» Кемпелена,  на  мифическом шахматном поединке, который со слов знаменитого «выдумщика» Михаила Ивановича Пыляева состоялся в 1784 году.

Turok

Легенда о встрече российской императрицы и механического игрока в шахматы была повторена многажды в разных странах и на всех европейских языках мира.  В фантазиях одних авторов Екатерина вторая жестоко разоблачала Кемпелена, автора механического шахматиста, другие утверждали, что царица была более чем благосклонна к машине и к изобретателю и даже щедро его одарила деньгами.

В этой литературной мистификации трудно разобраться, где правда, где вымысел. Но ясно одно – Вольфганг фон Кемпелен был выдающимся изобретателем своего времени и его многочисленные изобретения сыграли большую роль в развитии технической мысли XVIII и последующих веков.  А для императорской резиденции Шёнбрунн играют и поныне.

Название резиденции Габсбургов Шёнбрунн – Schönbrunn – появилось в 1619 году. Император Маттиас, охотясь в предгорьях Альп, случайно нашел родник с очень чистой и вкусной водой. «Welch’ schöner Brunn!» - «Какой прекрасный источник!» - воскликнул Маттиас и эти места Венского леса с легкой руки императора стали именоваться с тех пор Шёнбрунном.

Не то чтобы, жители Вены страдали от отсутствия питьевой воды, но постоянные войны и опустошения этих мест войсками Османской империи количество колодцев с чистейшей водой сократили значительно. Может поэтому, а может в силу других обстоятельств, но именно рядом с Schöne Brunnen – прекрасным родником -  было принято строить летнюю императорскую резиденцию. Строительство началось в 1694 году и уже вскоре стало понятно, что имеющихся запасов воды недостаточно, чтобы создать фонтаны, достойные Императора Священной Римской империи. Людовик XIV уже двадцать лет как пользовался грандиозным гидротехническим изобретением – машиной Марли. И, следовательно, Габсбургам не пристало ни в чем уступать Бурбонам. Поэтому в 1698 году во Францию для «стажировки» был послан придворный садовник Жан Треэ.

DSC04979

Треэ вернулся спустя полгода с чертежами машины и с собственными соображениями, как сделать гораздо более мощную систему для подачи воды в фонтаны. Его соображения и сметные расчеты легли на стол императора. Изучив документы, при императорском Дворе решили не тратиться и ограничились постройкой акведука, который тянул воду из мест, расположенных за многие километры от Шёнбрунна. Фонтанов в парке было мало, струи их были невысокими, Иосиф I вообще к парку охладел – зато сэкономили.

Резиденцию все-таки построили, и императорская семья очень полюбила бывать в Шёнбрунне летом.  Кроме красоты здешних мест и великолепного парка, императора с семьей здесь привлекала еще одна немаловажная деталь. В Хофбурге, где семья пребывала зимой, воды своей не было, ее водопроводом тянули из Шёнбрунна и ее частенько не хватало на всех обитателей королевского дворца. Поговаривают, санитария была жуткая. Как так получалось, что воду для фонтанов тянули от источников в Альпах, а шёнбруннскую воду подавали в Хофбург? Загадка.

 

DSC04981

Все изменилось с приходом фон Кемпелена. 20 лет Вольфганг (Фаркаш на венгерский манер) фон Кемпелен служил Императорскому двору – модернизировал соляной промысел, научил выращивать лен, построил водопровод в Братиславе и снабдил водой половину Венгрии. И только в 1772 году Марии Терезии пришло в голову поручить изобретателю сделать что-нибудь с водой в Шёнбрунне. Он и сделал. Он создал саморегулирующийся водяной насос, проще говоря помпу, которая позволяла накачивать воду в резервуары из имеющихся источников воды, а потом уже эта вода распределялась в Дворец и на фонтаны. Надо сказать, что с его изобретением в парке в два раза увеличилось число фонтанов – смогли построить фонтан Обелиск-руина, оранжерейный фонтан, фонтан Наяды, а само главное благодаря устройству фон Кемпелена появился фонтан, без которого Шёнбрунн не был бы Шёнбрунном, таким, каким мы его любим и знаем – фонтан Нептуна.

История – капризная дама. И из-за её нелепых причуд Фаркаш Кемпелен запомнился людям не как изобретатель многих нужных и важных машин, а как великий мистификатор. Своего механического «турка» для игры в шахматы Кемпелен создал шутя, забавы ради, и совершенно не предполагая, что именно этого его изобретение люди будут помнить веками и веками же слагать про машину легенды. Вот как, например, о Екатерине II.

Потому что не было никакой встречи. Не играла российская царица с «турком» в шахматы. И не была она никогда поражена столь чудным изобретением. Потому что как раз в это же самое время, при российской Академии наук жил и работал не менее выдающийся русский изобретатель Иван Петрович Кулибин.

Серия статей: "Титаны ХХ века. Эпоха модернизма."
Автор: Варвара Байрамова, собкор Фестиваля «Сады и люди», Санкт Петербург

 

DSC04985 DSC04988 DSC04987
DSC04986 DSC05259 DSC05258
DSC05074 DSC04954 DSC05043